Информация



Новости компании

02.03.2017
Витражи из уникального стекла
Создаем витраж из уникального стекла ручной работы



20.02.2017
Витражи в Государственный Архив
По заказу Государственного Архива Управления делами Президента  мы выполнили комплект витражей "Москва историческая".


Новости 1 - 2 из 24
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Из истории нашей мастерской…

Из истории нашей мастерской…

Конечно, возможности наши в выполнении витражей и других декоративных работ несоизмеримы с возможностями какой-нибудь небольшой мастерской, где куски стекла грубо подгоняются друг к другу при помощи простых кусачек. Разница в менталитете, который проявляется в хорошем техническом оснащении и обеспечивает проистечение процесса работы над витражом заведомо хорошо и не трагедийно. Вот тогда на первый план выходит художественная ценность работы. А на техническое оснащение ушли десятилетия. История мастерской из этого и состоит. Постоянный и неуклонный путь к профессионализму. Сейчас у нас три витражных мастерских в Москве, каждая из которых сориентирована на свою область задач. Это непосредственно сборка витражей, изготовление и сборка металлических рам и каркасов, проектная мастерская, где готовится эскизная часть, прорабатываются картоны.

А начиналось все так. Я, Александр Арцыбушев, основатель и руководитель мастерской, на 33 году своей жизни, в 1978 году, попал «по большому блату» в Комбинат Монументально-Декоративного Искусства. До этого я занимался творчеством в научном мире ядерной физики: работал в Институте физических исследований, изобретая и создавая сложнейшее и единствен-ное в своем роде экспериментальное оборудование. Но тяга к искусству была непреодолима! Меня взяли на мозаику к художнику-монументалисту Орловскому подсобным рабочим. На третьей по-счету работе я был уже бригадиром и лепил рельеф из бетона. Потом был потолок из стальной сетки в Ростове – объемно-пространственная композиция из пластичных форм, полу-чивший отличие, как лучшая работа года. На этот период пришлось событие, в корне изменив-шее мою жизнь. Ведущий архитектор комбината Кирилл Миронов предложил работать только на маститых художников. Я радостно согласился и по сию пору вспоминаю, как подарок судьбы - двадцать лет учебы у мэтров русской «монументалки». И не «академические» часы, а рабочие дни напролет: с Тальбергом, Мироновым, Шереметом, Тюленевым – ведущими Московскими художниками-монументалистами. К предыдущим, начальным, познаниям в искусстве, впитанным с детства от отца, художника-графика, дядюшки, тоже профессионального художника, затем в Художественном училище, прибавились серьезнейшие слои теоретических и практических знаний и навыков.

Моим ответом на такую школу, могла быть только старательность в исполнении задач и поис-ки интересных решений в новых технологиях, в которых я был лучше осведомлен. К моменту окончания деятельности комбината я прибавил массу новых навыков в дополнение к приобре-тенным мною знаниям и умениям за двенадцать лет работы в институте теоретической и экспе-риментальной физики. Коллосальные монументальные работы были сделаны моими руками с моей разработкой технологического их выполнения и установлены от Красноярска до Севасто-поля. В 1990 году, отправляясь в свободное плавание по новой экономике, я уже имел богатей-шую мастерскую и навыки во всех видах работ, практиковавшихся в Комбинате.

Оставалось выбрать направление. Витраж тогда не был в моде, да и не случайно. В том виде, каким он был в советское время, он мало кому был интересен. Грубый, на алюминиевой про-тяжке или арматуре из свинца – он был непригоден для применения в жилом интерьере. А по-требность в таком виде интерьерного украшения стала появляться, но без решения проблемы со стеклом и профилем, она была не удовлетворена. К счастью, витражное цветное стекло повезли из-за океана, а профилем для витражей пришлось заняться самому. Месяцы проводили над каж-дой фильерой (формой для протягивания профиля), пытаясь понять, почему эта форма не полу-чается? Год понадобился на осмысление формообразования металла, причин его «капризов» и доводку машины. Теперь у нас 72 типоразмера профилей для витража «на все случаи жизни». Профиль сделал витраж прочным на больших площадях, позволил конструировать громадные витражные потолки без дерева и стали, и, главное, повысил приспособляемость к любым архи-тектурным задачам. Это дало спокойствие на некоторое время. Интерес к новым техникам вит-ража – фьюзинга и моллирования – «съел» у нас два года трудов. Уж очень дешево и неказисто выглядело творение рук наших коллег в России и за рубежом в этой технике. Немудреное на-брасывание осколков на основание и последующее их сплавление, могло взять только новизной, и то не надолго. А у нас ещё до появления американских стекол были старые наработки изготовления красивого стекла для живописных витражей - мы использовали крошку из брянского стекла, смешивая её, запекая, и получая некое подобие живописи. Назвали этот способ «бархатным» - полученная фактура была потрясающе красива и напоминала бархат. И даже рискнули сделать метровый витраж из «бархата» в свинце. И эксперименты по многослойному фьюзингу, опробованный нами еще в 1990 годах, был не завершен. Завершили! А, тут и до моллирования осталось рукой подать, и его удалось расцветить. Это не потерянные годы! Это был для нас скачок в технологии производства художественных витражей.

В русло нашего направления, конечно, попало и мозаичное дело. Благо, километры уложен-ной смальты в Комбинате не прошли бесследно. Но смальта непригодна для жилья – уж очень края колючие. А тут в наших руках куда более живой материал – художественное витражное стекло. Пройти мимо него невозможно – такая красота! И опять пробы и эксперименты. На этом пути нас ждало и разочарование, и радость. Оказалось, что прекрасное живописное стекло, нарезанное на мелкий модуль, теряло всю свою красоту и игру, и превращалось в аморфную безликую массу, из которой нужно выкладывать некий рисунок. Так почему бы не применить витражный ход и не резать сразу рисунок из крупных элементов стекла, подбирая их по цвету? Получается некое подобие флорентийской мозаики, благо яркость и богатство узора у стекла гораздо шире. Беда оказалась в том, что машинки «кристалл» для выпиливания витражей со-вершенно не годятся для мозаик. Они имеют биение алмаза, и он скалывает кромку. Мозаика после сборки и затирки шва имела неопрятные края. Пришлось делать новое оборудование для качественной обработки края стекла сложной формы. И это потянуло за собой многое. Раз в мозаике возможна такая сложная графика, то почему нельзя применить этого в витраже? Рискнули. Заказчики сразу отреагировали на наше предложение витражей усложненной графики. Несмотря на то, что соответственно затратам труда выросла цена на такие витражи, их стали заказывать все чаще. Ведь это расширение технологических возможностей позволило художникам делать более свободную, изысканную графику, сложной формы цветы и орнаменты, и это сделало витражи еще более эффектными и интересными.

Теперь наши усилия стали сосредоточиваться на достижении богатой живописности в витраже. Колоссальная палитра витражного художественного стекла, необходимая для этого шага, была за эти годы уже накоплена и продолжала пополняться. Мы стали пытаться делать витраж так, как живописец пишет картину, только вместо красок у нас под рукой стекло. Вот тот ход, что сделал наши витражи неповторимыми. Вот, что так долго искали мы, предполагая со всей уве-ренностью, что примитивная девочка-дизайнер из какого-нибудь бюро, подогнав фотографию витража с нашего сайта в «Фотошопе» под свои размеры, побежит по мастерским, выискивая - где подешевле возьмутся сделать этот заказ. Не понимая, что если и повторит кто-то в точности эту работу, то за ту же цену. Хотя это маловероятно, что повторят!

Казалось бы, все так просто в нашей философии, но сколько труда…

За рубежом много книг о витражах. Все, конечно, в мои руки не попадают. Но то, что вижу в тех книгах, что дошли до нас - поражает. Ощущение, что домохозяйки, от скуки занявшиеся витражным делом у себя на кухне, пишут для воспроизведения себе подобных. То же ощущение от школ витража по всему миру. Улыбчивые старушки с детскими витражиками или мозаичка-ми в руках. Прямо иллюстрация сублимации по совету психоаналитика. Дело, конечно, их, но наши профи воспринимают это как некое руководство и ссылаются на их простоту – что хуже воровства. Да, просто - если делать для своих домашних надобностей, таких как заокеанские придумки маленьких витражных подвесок на окна. Ну, приходится изобретать всяческую символику для успешной продажи. Множество ухищрений придумано для упрощения витража. Ничего полезного для дела эти придумки не приносят. Только шельмование самой идеи витража и отвращение заказчика от техники как таковой. Тем же целям потакает и некачественная, грубая подгонка стекол в технике Тиффани, практикующаяся в мастерских низкого профессионального уровня. Придумана масса красивых лозунгов для оправдания своей плохой работы – якобы, пайка в витраже должна иметь «живую» линию, только тогда она «художественная». А еще, якобы, получающийся при этом широкий жгут из оловянного припоя крепче удержит стекло, образуя «двутавр».

В первом случае ответ прост. Если нет графики, то и корявая пайка – графика. А во втором случае простое непонимание физики взаимодействия двух жестких тел через мягкую оловянную прокладку и что этот «тавр» гораздо слабее, чем упор одного края стекла в край другого. И чем меньше зазор между ними, тем быстрее произойдет упор и дальше деформация не пойдет, в отличие от варианта с толстым тавром, который при такой же деформации просто позволит стеклу выдавиться. Очень просто навязывать заказчику совсем не то, что он хочет, запутав его красивыми словами и штампованными фразами. Качественная же работа с полной отдачей – не в чести, это же ведь как напрягаться надо! Многообразен путь к самоуничтожению и главный клич для этого – Проще! И дешевле! Это путь вниз.

А наш путь - совсем другой: Лучше! Серьезней! Качественней!

А деньги? Обсудим, и обязательно найдем решение, ведь вариантов может быть бесконечное множество.

Перейти в галерею витражей

Возврат к списку